Dead X Head: Жизнь под знаком радиоактивности Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Ситников Олег   
Monday, 01 September 2008

 Из Metallist №3

Dead X Head

 

В холодной войне с Россией США удалось одержать победу, но на музыкальном фронте, в таком жанре, как thrash, доминанта осталась за Европой. KREATOR и SODOM прочно заняли места в сердцах наших музыкантов, но закрадывается подозрение, что это был брак по расчёту. Евротрэш более схематичен, прост к копированию и предъявляет гораздо меньше требований к своей творческой составляющей. Становясь же на американский путь, не имеющий столь чётких штампов, необходимо обладать определённой смелостью… У нас в гостях Серж Чирков и Поль Стейн – дуэт двух гитаристов и основа thrash-команды DEAD X HEAD, выпустившей недавно свой дебютник «Regressive By Default». 

 

METALLIST: Привет, ребята! Первый сверхоригинальный вопрос, который тем не менее я просто обязан задать группе, выпустившей своего первенца, звучит так: расскажите о том, как всё начиналось? С первой же песни угадывается почерк отнюдь не новичков.

ПОЛЬ: Конечно, определённый опыт есть. А сложилось всё достаточно просто. Познакомились два гитариста – один молодой начинающий, другой на 10 лет старше. В течение примерно 4 лет изредка встречались на разных сейшнах. Общались иногда. Серж великий уговорщик! Однажды умудрился уболтать меня на запись пары его треков в стиле hard'n'heavy у меня в студии, в чём я не смог ему долго отказывать и даже влился сам в сей увлекательный процесс. В общем-то, DEAD X HEAD тоже появилась благодаря тому, что Серж был достаточно настойчив. (Смеются.) Но это будет позже, а после записи тех двух треков мы практически не общались года два.

СЕРЖ: О Поле я был наслышан задолго до того, как мы познакомились. Он играл в одной из известных в Глазове команд, и, естественно, имя было на слуху, а я играл в начинающей hard rock группе. Однажды мы с ними пересеклись на одной репетиционной точке. Подошла наша очередь, а они даже и не думали уходить. Я заглянул в кабинет, с надеждой выкинуть оттуда этих монстров.

ПОЛЬ: А я в то время продавал свою гитару и по случаю предложил её Сержу, он как раз надумывал купить себе что-нибудь, – вот так и познакомились.

ML: И сразу же решили создать группу…

ПОЛЬ: Не то чтобы сразу. В гордом одиночестве я собирался записать для себя альбомчик, который должен был состоять из моих песен, написанных много лет назад в период с 1994-го по 1997-й. Это были домашние заготовки, а также то, что я приносил в другие метал- группы, которые были крайне недолговечны из-за пристрастия участников к наркотикам. Хотелось забабахать этакого перчёного трэшачка – для души, что называется, параллельно основной группе, в которой приходилось играть хипповскую музыку, хотя и не лишённую местами металического напыления.

СЕРЖ: Однажды наш общий знакомый сказал мне, что Поль пишет отдельно от своей группы трэшевый материал, очень не плохой. Естественно, мне захотелось услышать всё собственными ушами, так как трэш на тысячу миль в округе уже давно никто не играл. В течение полугода при любой случайной встрече я пытался его уломать дать послушать демки, но Поль категорически отвечал: «Вот доделаю, тогда и дам». Так продолжалось бы и дальше, если бы Поль не устроил вечеринку по поводу въезда в снятую им квартиру. В списке приглашённых, составленном исключительно из тех людей, что попались Полю под руку в тот день, оказался и я. У него дома в результате душевной беседы (не без влияния большого количества выпитого) он, наконец-то, сломался и посвятил меня в свои музыкальные замыслы. То, что я услышал, оказалось очень близко моим понятиям о том, какой должна быть настоящая музыка. И чтобы получить подтверждение того, что мы работаем на одной волне и движемся в одном направлении, я показал Полю все свои наработки.

ПОЛЬ: Когда я услышал, как со временем вырос в плане гитарной техники Серж и какие стал нарезать соло и риффы, то тут же передумал делать сольный альбом. (Смеются). Мягко говоря, мне очень понравилось, и чуть позднее обоюдное решение создать совместную группу пришло само собой.

ML: Это было потом, но вы же не родились c гитарами в руках? С чего началось ваше увлечение музыкой, воплотившееся вот на этом замечательном диске, который я сейчас держу в руках?

ПОЛЬ: Есть в нашем городе одно закрытое предприятие атомной промышленности. И пришёл я туда в 1990-м в качестве практиканта. Под знаком радиоактивности, надо сказать, проходила вся моя дальнейшая жизнь. (Смеётся.) Мне предложили выбирать себе наставника. Среди нескольких специалистов я увидел хаерастого мэна, чей вид внушил мне доверие, и я попросился: «Можно мне вон к тому волосатому?» Так судьба свела меня с челом, которого звали Пенсон. У него имелись офигенный байк и коллекция разнообразнейшего металопроката. Он снабжал меня в те трудные времена всевозможной «тяжестью», в том числе и подсунул как-то раз пару альбомов MEGADETH (1986–1988 гг.), с которых меня просто мощно пропёрло. Искромётные запилы, нервные риффы и злой юмор просто сразили наповал! Добила меня знаменитая «Утренняя почта», в которой я увидел этих монстров во всей красе в клипе на песню «Holy Wars», что прочно укрепило мою любовь и веру в особенность и неповторимость MEGADETH. Эта музыка заставила меня взяться за 6-струнный инструмент.

СЕРЖ: Гитару я впервые взял в руки лет в 5. У отца был старый американский страт, и как-то проходя мимо родительской комнаты, я увидел, как отец играет. Остановился, послушал и подошёл поближе. Отец посадил меня на диван, дал в руки гитару, подключил её к магнитофону и сказал: «Играй!», а сам нажал на кнопку записи. То, что я тогда «наиграл», конечно, музыкой не назовёшь, но впечатление от самого процесса было сильным. Отец стал брать меня на репетиции – он тогда играл в очень хорошей группе. Там я впервые увидел, как рождается музыка, и это было незабываемо. Со временем у меня это отошло – началась школа, домашние задания, появились другие увлечения. И только в 10 лет я опять взял гитару в руки. Так с ней до сих пор и не расстаюсь.

ML: А почему DEAD X HEAD работает именно в американской трэшевой стилистике, явлении в нашем дни достаточно редком?

СЕРЖ: Мы на самом деле никогда не заморачивались по теме «что мы будем играть». Это даже не обсуждалось. То, что это будет трэш, было ясно изначально. Просто сели и начали записывать то, что писалось.

ПОЛЬ: Нам неинтересно играть в прямолинейном ключе, поэтому со структурой и мелодикой мы побаловались. Насыщенные аранжировки, мелодизм, смены темпов, размеров, немалое количество соло-партий – это наше.

СЕРЖ: Постепенно по мере записи становилось ясно, что душа у нас тянется к прекрасному. Из-под «пера» выходил альбом совершенно в духе американского thrash metal.

ML: Сложно ли ладить между собой двум гитаристам, исполняющим такую гиперинтенсивную, сложную музыку? Как в DXH проходит творческий процесс?
ПОЛЬ: Все идеи вынашиваются в голове, а реализуются руками. (Смеются.) Музыка рождается везде – на улице, на работе, в метро, даже в туалете, как, например, интерлюдия в «Time to Go Away» вместе с сольником. (Смеются.)

СЕРЖ: А если серьёзно, костяк группы составляют два лидера, две сильные личности, не привыкшие быть на вторых ролях. Характеры у обоих не сахар, но, как ни странно, имеет место практически полное взаимопонимание. Мы знаем, чего хотим и куда дальше будем двигаться, это нас объединяет. В сложные моменты мы всегда находим компромисс. Что же касается написания песни, то новый мотив или рифф может родиться в процессе репетиций и занятий на гитаре или даже без инструмента. Включается компьютер и всё сразу записывается, чтобы не забыть. Потом придумываем общую аранжировочку, которая по ходу пьесы может поменяться ни один раз. А финальная стадия – это вокальная линия и лирика.

ML: Которая, следует отметить, достаточно злободневна и полна сарказма.

ПОЛЬ: И которой пока полностью приходилось заниматься мне. (Смеётся.) Правда, надеюсь, что с приходом нового вокалиста этим делом мы оба будем заниматься. Злободневность – действительно подходящее определение для наших песен. Как говорится, что волнует, о том я и пишу.

СЕРЖ: Да, Поль реально собаку съел на таких текстах. Злая ирония и сарказм – его конёк. (Смеются.)

ПОЛЬ: А Серж – магистр злых и вкусных рифов. (Смеются.) На первом альбоме досталось всем: и богатым, и бедным, и военным, и политикам («Dead Head»), и электорату («Maximum»). Больным и здоровым («Gift: Shot Into Blood»), психам с маньяками («Trial by life») и шизофреникам («Monster's mind»). А ещё алчным, стремящимся любым путём к наживе («Like a rat in a hole»), к безудержной власти («Extraordinary UDS») и, наконец, в целом человечеству («Regressive by default»).

ML: Материал к первым альбомам это обычно те песни, которые группа накапливала достаточно долго, они интересны. Не боитесь, что сами себе подняли планку слишком высоко? Что нас ждёт дальше?

ПОЛЬ: Планов громадьё. Новый альбом группы, который сейчас находится в процессе создания, будет сильно отличаться от предыдущего, в первую очередь некоторым отходом от первоначального стиля. Эксперимент, поиск, отказ от чистого трэша и попытка ещё более разнообразить музыкальный материал дадут о себе знать.

СЕРЖ: Расширятся средства выражения, так как в группу пришли отдельный вокалист и клавишник, а также произошёл переход на 7-струнные гитары. Это будет более интересная работа, но что это будет конкретно, говорить пока рано. В планах у нас также выступления на различных концертах – как раз сейчас, когда наконец-то утрясается состав.

ML: Спасибо за интересную беседу. Вы явно не из тех гитаристов, что любят загрузить высосанными из пальца философскими измышлениями. Под чьим влиянием проходило ваше формирование как музыкантов и личностей?

ПОЛЬ: Очень немногих людей. Благодарю Дэйва Мастейна за его творчество, гитарную и композиторскую школу. Джона Поважного (thrash metal группа КРАЙТ) за драйв и эмоции, всегда производившие на меня впечатление на всех их выступлениях. Косте Пенсону за полезную литературу и тяжёлую музыку. Владиславу Сысоеву за то, что расширил кругозор, развил мой вкус, познакомил с арт и джаз-роком, фьюжн и авангардом. И всем им вместе взятым за неоценимый вклад в моё мировосприятие.

СЕРЖ: Хочу сказать спасибо отцу! А также Марти Фридману, Стиву Ваю и Дэйву Мастейну за школу и мозги, точнее за то, что они в них вложили.
 

Олег СИТНИКОВ 

Последнее обновление ( Monday, 01 September 2008 )
 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >